Каслинское литье@m_miraclesКаслинское литье — своеобразная отрасль русской…







Каслинское литье
#народные_промыслы@m_miracles
Каслинское литье — своеобразная отрасль русской художественной промышленности, в которой, как и в некоторых других отраслях, например, в камнерезной, искусство художника-скульптора органично сливается с искусством мастера-исполнителя.
Для отливки художественных произведений употребляются бронзовые модели и особый состав чугуна, обладающий вязкостью и позволяющий поэтому отливать с большой точностью тонкие и сложные по своему профилю вещи. После отжига первоначальные отливы приобретают качества, позволяющие обрабатывать их чеканом, что особенно важно для производства художественных изделий. Большое значение имеет и качество местного песка, идущего для формовки.
Художественное литье возникло в селе Касли (Урал) в первой половине XIX века на медеплавильном заводе, основанном в середине XVIII века Демидовым. В Каслях вырабатывалась до революции самая разнообразная продукция: всевозможные хозяйственные вещи, например, котлы, кумганы, чаши, декоративные блюда, вазы с рельефным и ажурным орнаментом, настольная скульптура, бюсты, архитектурные детали, решетки и даже памятники.
По своим художественным достоинствам продукция Каслинского завода была очень неоднородна. Наряду с произведениями большого художественного значения, такими, например, как отливы с бюстов Ф.Шубина, воспроизведение скульптурных групп с конями П.К.Клодта или небольших скульптур Е.А.Лансерг («Прощание казака с казачкой», «Джигитовка лезгин» и др.), выпускалось немало вещей ремесленных, рассчитанных на невысокий художественный вкус.
Славу Каслинскому заводу, выходящую далеко за пределы нашей страны (каслинские изделия неоднократно награждались и отмечались на международных выставках в Париже, Вене, Копенгагене, Стокгольме и т.д.), создали великолепные скульптуры, в которых необычайно ярко проявились дарования и художников-скульпторов и мастеров-исполнителей.
Некоторые видные скульпторы XIX века с большим увлечением работали для Каслей, к их числу принадлежат Ф.П.Толстой (1783-1873), П.К.Клодт (1805-1867), Н.И.Либерих (1828-1883), Е.А.Лансере (1848-1883), а также Н.Р.Бах (1853-1885), который провел последние два года жизни в Каслях и там умер.
Велика роль в искусстве каслинского художественного литья и мастеров-исполнителей: модельщиков, формовщиков, литейщиков и особенно чеканщиков. От их искусных рук и художественного чутья в значительной мере зависят художественные достоинства чугунной скульптуры. Мастерство исполнения, в частности отделка скульптур, было доведено в Каслях до большого совершенства. Работая над произведениями, обладающими крепкой и выразительной пластикой, обобщенностью и законченностью скульптурных форм, каслинские мастера не только сохраняли в чугунных отливах великолепные качества оригиналов, но нередко подчеркивали и усиливали их. Уменье чеканщиков выбрать нужную деталь для моделировки, высокое профессиональное мастерство, чувство меры и художественный вкус, с которыми эта моделировка выполнялась, придавали каслинским скульптурам необыкновенную жизненность и теплоту. Некоторые мастера, работавшие на заводе, будучи природными художниками, самостоятельно выполняли скульптуры. Имена таких народных скульпторов и их работы дошли до нас. Так, например, работавшему на заводе во второй половине XIX века мастеру В.Ф.Торокину принадлежат скульптуры «Углевоз», «Формовщик», «Сапожник», «Крестьянка на пашне», а также известная скульптура «Старуха с прялкой», выполненная с большим чувством и проникновенно, свидетельствующая о наблюдательности мастера, об его уменье схватить и верно передать типические черты. Эта скульптура — яркий образец народного творчества. Скульптуры В.Ф.Торокина были очень популярны и выпускались массовым тиражом’.
В 1921 году Каслинский завод выполнил по эскизам скульптора К.Клодта (племянника известного скульптора П.К.Клодта) серию скульптурно-утилитарных предметов, а также изделий с изображением серпа и молота. Однако, в дальнейшем работа на заводе пошла довольно вяло. В 1926 году в селе Касли, кроме цеха художественного литья на Каслинском чугунолитейном заводе, была организована кооперативная артель имени Куйбышева, которая также стала выпускать художественное литье. В артель перешли некоторые старые мастера завода, ей была передана с завода часть моделей, но цех художественного литья на заводе был сохранен.
В 1934 г. Челябинский облисполком принял решение развить художественное литье на Каслинском заводе, на котором продолжали работать старые мастера чугунного художественного литья: А.Молчалин, М.Игнатов, М.Торокин, А.Долганин, С.Хорошенин и др. Начинали выдвигаться талантливые мастера и из молодежи, оканчивающей школу фабрично-заводского ученичества.
Во второй половине 1930-х годов к работе для Каслей более энергично привлекаются видные советские скульпторы: им даются персональные заказы, организуются конкурсы, выставки работ. В результате была создана серия новых, самых разнообразных скульптур. Однако многие скульпторы, впервые начинавшие работать для Каслей, очень часто не улавливали тех специфических особенностей, которым должна отвечать скульптура из чугуна, их вещи были недостаточно пластически выразительны, в них слабо использовались богатые возможности каслинского литья. К числу наиболее удачных работ, созданных в эти годы, принадлежат скульптура «Штангист» работы М. Манизера, скульптура «Комиссар Толмачев с красноармейцем» работы В.Симонова, композиции на темы поэмы Низами, выполненные О.Мануйловой. Но и эти скульптуры были выпущены в небольших тиражах: спрос на каслинскую скульптуру в те годы был невелик.
После окончания войны, во второй половине 40-х годов, в Каслях, наряду с выполнением вещей по моделям известных скульпторов — П.Баландина («Чапаев на коне», «Красноармеец в дозоре»), А.Посядо («Александр Невский», «Кони на воле»), В.Шароновой («Первый шаг», «Мальчик с овчаркой», вазы, тарелки, шкатулки и прочие бытовые предметы) — развертывается творческая деятельность местных молодых художников. Так, например, А.Гилев выполнил интересно задуманную скульптуру «Лесопосадчица», которую в дальнейшем завод стал выпускать. Скульптор изобразил женщину с лопатой в руке, только что закончившую посадку молодой елочки. Лесопосадчица повязана платком, сильно съехавшим и открывшим ее лоб и гладко зачесанные назад волосы, на ней короткая тужурка и сапоги. У «Лесопосадчицы» есть общее с такими известными скульптурами второй половины XIX века, как «Крестьянка с граблями» Н. Либериха. Этой работой Гилев как бы продолжил ту линию развития каслинской скульптуры, которая ясно обозначилась во второй половине XIX века и характеризовалась сближением каслинского художественного литья с искусством передвижников
Несмотря на то, что Гилев уделяет много внимания деталям, он не переходит, однако, в этом увлечении определенной границы. Детали в его скульптуре повествуют, но не дробят форму.
Хорошие работы были выполнены в период с 1950 по 1956 г. и другими молодыми скульпторами, начавшими работать в Каслях. Так, например, Н.Аникину (род. 1918г.) принадлежит портрет Джавахарлала Неру и скульптура «Заря изобилия», А.Чиркину (род. 1930 г.) — портрет П.Бажова. Эти работы свидетельствовали о том, что в Каслях усиливалась творческая активность местных мастеров. Как и в других центрах народного искусства, здесь наблюдался процесс постепенного превращения бывших ремесленников в художников.
Но особенно ценными оказались работы Н.Гореликова, начавшего работать для Каслей в 1953 году и выполнившего за 4 года серию скульптур, существенно отличающихся от всего того, что стало за последние годы обычным для Каслей. Наиболее ценными в художественном отношении среди его работ являются «Данило-мастер», «Рыбачок» и «Купальщик»
Гореликов основательно изучил специфику и традиции каслинского художественного литья. Он много раз выезжал в Касли, внимательно ознакомился с коллекциями, хранящимися в музеях Москвы, Ленинграда, Свердловска, причем очень ценно то, что свой самостоятельный путь он начал с работ, вполне оригинальных и своеобразных. Его не увлекло бытописательство, которое в той или иной мере, но неизбежно приводило многих художников второй половины XIX века к изображению внешней стороны явлений. И Либерих и Обер с их занимательной повествовательностью и Клодт с его великолепной, но несколько отдаленной от жизни пластикой были хороши для своего времени. Наша эпоха выдвигала перед художниками новые задачи, успешно решить которые можно было лишь адекватными им художественными средствами. Гореликов сумел лучше других скульпторов, с одной стороны, воспринять традиции и понять специфику каслинского художественного литья, а с другой, ответить на требования современности. Его «Данило-мастер» (1953-1954) — это образ, навеянный уральскими сказами Бажова. Под влиянием этих поэтических и глубоко народных произведений Гореликов создал образ мастера-художника, вкладывающего в свой труд огромную любовь и темперамент, сильного и ловкого, поднимающего любимое ремесло до высот подлинного искусств? «Данило-мастер» Гореликова — это образ прошлого, который родился у художника, сумевшего взглянуть на это прошлое глазами человека нашего времени. Реализм восприятия органично сочетался в этом произведении с чертами приподнятой романтики, в зримых, осязаемых пластических формах оказались воплощенными лучшие черты русского народа: его широта, размах, способность самозабвенно упиваться творческим трудом.
Однако при всех своих положительных качествах скульптура «Данило-мастер» была для Гореликова все же лишь первой пробой сил в области художественного чугунного литья. В ней чувствуется известная театральность позы, перегруженность скульптурного образа деталями.
В следующих своих работах Гореликов сумел избежать этих недостатков. «Рыбачок» (1955) и «Купальщик» (1955) — скульптуры на одну тему, причем в ту и другую он вложил много наблюдательности и тепла.
Высшим достижением каслинского художественного литья из чугуна, принесшим Каслям громкую славу и всемирную известность, стали уникальные чугунные павильоны, в которых на всероссийских и международных художественно-промышленных выставках и ярмарках экспонировались лучшие образцы продукции предприятий Кыштымского горного округа. Регулярное участие округа в этих выставках давало профессионалам реальную возможность сравнивать качество изделий, отлитых в Каслях, с продукцией, изготовленной в различных регионах России и за рубежом. Так как большинство выставочных наград присуждалось за комплекс представленных экспонентами изделий. Демонстрация великолепного каслинского художественного литья из чугуна рядом с продукцией Кыштымских заводов, принадлежавших наследникам Л. И. Расторгуева, безусловно, повышала шансы Кыштымского горного округа в борьбе за высшие выставочные награды. Обычно, после победы на выставке, престиж и цена всей продукции Кыштымских заводов значительно повышались
Дипломы и медали, полученные Кыштымским горным округом на крупнейших отечественных и зарубежных выставках, восторженные отзывы прессы и широкая реклама в периодической печати принесли Каслинскому заводу мировую славу преуспевающего предприятия. Это был «золотой век» каслинского художественного литья, пик которого пришелся на 1880 — 1900 годы, когда отливались все наиболее значительные произведения уральской чугунной скульптуры (См.: Павловский Б.В. Художественный металл Урала ХVIII — ХIХ веков. Свердловск, 1982. С.30.)
Но, хотя художественное литье и принесло Каслям мировую славу, оно никогда не было основной продукцией Каслинского чугунолитейного и железоделательного завода. Так, по сведениям, Уральского горного управления, в 1882 году заводом было выплавлено чугуна «штыкового, в крохах и припасах» — 964 448 пудов, произведено «ваграночного литья» — 101 450 пудов, а «кабинетных вещей» отлито всего 251 пуд; в 1892 году произведено 1 378 984 пуда чугуна, выпущено 158 560 пудов «ваграночного литья» и только 642 пуда «кабинетных вещей» (ЦГИАЛ. Ф.62. Оп.1. Д.69. Л.59).
Большую часть «ваграночного литья» Каслей традиционно составляли детали заводского оборудования, архитектурное литье для внешнего и внутреннего убранства зданий: оконные и дверные короба, карнизы, капители колонн, маскароны, лестницы, решетки, вазы, камины, различное печное литье, плиты для покрытия полов заводских и церковных строений, надгробные плиты с рельефами и надписями, а также широкий ассортимент чугунной опойчатой посуды. Кроме этого, завод вырабатывал листовое, котельное, сортовое и полосовое железо, выпускал гвозди.
С бурным развитием российской промышленности и торговли во второй половине ХIХ века характерным явлением общественно-экономической жизни России стала организация и проведение всевозможных художественно-промышленных выставок и ярмарок. Необходимость выделиться из толпы конкурентов заставляла экспонентов вести постоянный поиск новых архитектурных решений и необычных «строительных» материалов, сооружать оригинальные выставочные стенды, витрины и павильоны. Так, например, на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде(1896) крупнейший российский производитель спиртных напитков Н. Л. Шустов сложил свои витрины-пирамиды из бутылок с водкой и наливками, а Златоустовский горный округ из образцов холодного украшенного оружия (шпаг, сабель, ятаганов, ножей и прочего) соорудил композицию на тему Государственного герба (двуглавого орла). На этой же Нижегородской выставке Кыштымские горные заводы впервые демонстрировали свою продукцию в чугунном павильоне, отлитом на Каслинском заводе по проекту архитектора А. И. Ширшова (Ширшов Александр Иванович (1865 — начало ХХ века) начинал учиться в Петербургской Академии художеств (1890 — 1892), но из-за болезни отца оставил учебу и вернулся в Нижний Новгород. Тем не менее, за ряд архитектурных проектов Академический совет счел возможным присвоить А. И. Ширшову звание художника I степени (1893)) — одного из самых талантливых учеников академика архитектуры А. Красовского.
При подготовке Всероссийской выставки 1896 года А. И. Ширшов выполнил несколько проектов рекламных витрин различных предприятий и принял активное участие в создании павильона Средней Азии в «мавританском» стиле и чугунного павильона Кыштымского горного округа. Он изготовил эскиз павильона, оцененный заказчиком в 400 рублей, и привез в Кыштым его модель. На постройку павильона ушло девять месяцев напряженного труда мастеровых, и было потрачено 3 667 рублей 6 копеек.
Сохранились лишь две фотографии Кыштымского павильона на Нижегородской выставке. Судя по ним, он был почти кубической формы и имел боковые пристройки, его увенчивали легкие ажурные решетки. Перед павильоном возвели ограждение из полос шинного железа (общим весом 219 пудов 28 фунтов), по углам которого были расставлены фонарные столбы-торшеры (отлитые по моделям резчика Н. Н. Антропова), а также садовые кресла, скамьи и диваны. Здесь же, внутри ограды было выставлено на обозрение публики различное бытовое и промышленное литье (172 пуда). В самом павильоне на полках, столах и прилавках, задрапированных тканью, экспонировалось 1 167 «кабинетных вещей» весом 93 пуда 37 фунтов на общую сумму 2 743 рубля 6 копеек.
Фасад павильона украшал портик со сдвоенными колоннами, поддерживающими антаблемент строения; колонны соединялись со стенами ажурными кронштейнами. Стены были сплошь орнаментированы сегментами ажурных чугунных решеток. В нишах с рокайльными завершениями размещались скульптуры «Дон Кихот», «Мефистофель», «Руфь», «Юдифь» и др. У входа стояла статуя «Рудознатец» и скульптура Ф. Ф. Каменского «По грибы». Зная ее высоту (102 см), по фотографии легко вычислить размеры павильона: общая его длина — более 10 метров, высота с ажурной решеткой — 5,8 метра, а с учетом штандарта — около 9 метров. Занимаемая павильоном площадь известна — 20 квадратных сажен (91,05 кв. м.).
Успех чугунного павильона на Всероссийской художественно-промышленной выставке 1896 года в Нижнем Новгороде стал прелюдией триумфа каслинских мастеров на Всемирной выставке в Париже (1900)
Успех уральских мастеров превзошел все ожидания. С утра и до вечера, с первого и до последнего дня работы выставки возле павильона кружился многоязычный поток нарядных посетителей, восхищенно, а порой и недоверчиво-пристрастно изучающих «уральское чудо» и его «начинку». Павильон стал сенсацией Всемирной выставки. Не случайно продукции заводов Кыштымского горного округа была п]]>

Мануфактура Чудес © 2016